Липсанология: от антропологии физической к антропологии религиозной (тезисы; 2003 г.)

Кости их обветшали,
а память их каждый день обновляется

(Св. Иоанн Златоуст)

1. В данном исследовании обосновывается необходимость выделения особой богословской и историко-антропологической дисциплины, которая бы носила комплексный характер, и изучала все возможные аспекты бытования святых мощей – от их почитания до научного поиска, обрéтения и освидетельствования. Для её обозначения предлагается термин «липсанология» (от греч. τά λείψανα – останки, мощи).

2. В настоящее время поиски и обрéтение святых мощей зачастую проводятся некомпетентно, а их исследование либо не проводится вовсе, либо проводится без надлежащей комплексности. В результате выявляются останки, идентификация которых ненадежна, происходит утрата большого пласта исторической (в том числе житийной) информации. Данную проблему можно назвать не только научной, но и общественно значимой. Решение многих аспектов её вполне достижимо методами физической антропологии, которая и по своему объекту, и по предмету исследования «ближе» всех научных дисциплин расположена к телесной оболочке человека.

3. Именно физическая антропология, в рамках которой разработано учение о конституции как триединстве формы тела, особенностях его функционирования и психологических характеристиках человека, способна обеспечить «строительным материалом» мост между его тварной природой (физисом) и трансцендентным. Так, по Св. Максиму Исповеднику главное назначение человека – синтез противоречий, возникших в процессе творения мира, соединение в себе тварного и нетварного (горнего) начал (Лосский, 1991, с. 244-249).

4. Уже в обрядовой практике раннего христианства фиксируется устойчивая традиция почитания святых мощей, основанная на учении о теле как храме Святого Духа. Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? (1 Кор. 6, 19). Одно из наиболее ранних свидетельств почитания святых мощей относится ко II в. и связано с именем Св. Поликарпа Смирнского († 157), тело которого было сожжено его гонителями дабы оно не могло быть почитаемо. Члены смирнской христианской общины так описывают дальнейшее: «…мы взяли кости его, которые превосходнее дорогих камней и лучше золота, и положили, где следовало. Туда, как только можно, мы будем собираться, и Господь даст нам с веселием и радостию провожать день мученического рождения» (Дебольский, 1994, с. 479).

5. Прямая связь между сооружением культовой постройки рядом с мощами мучеников была установлена еще в начале V в. – на Карфагенском соборе 419 г.: «Поставлено и сие: повсюду на полях и в вертоградах поставленные якобы в память мучеников алтари, при которых не оказывается положенным никакого тела или части мощей мученических, да разрушатся, если возможно, местными епископами. <…> И память мучеников совсем да не совершается, разве если где-либо есть или тело, или некая часть мощей, или, по сказанию от верной древности переданному, их жилище, или стяжание, или место страдания» (правило 94).

6. Догмат о почитании мощей установлен правилами VII Вселенского собора (II Никейского, 787 г.): «За нечестивою ересью клеветников на христианство последовали и иные нечестия. Ибо как зрак честных икон отъяли у Церкви, так оставили и другие некие обычаи, кои подобает возобновить и так содержать, по писаному и неписаному законоположению. Сего ради, если какие-нибудь честные храмы освящены без святых мощей мученических, определяем: да будет совершено в них положение мощей с обычною молитвою. Если же отныне обрящется некий епископ, освящающий храм без святых мощей, да будет извержен, как преступивший Церковные Предания» (правило 7).

7. На протяжении многих столетий Церковь прославила тысячи святых и обрела мощи сотен из них, прекрасно обходясь без помощи науки. Новое время, и особенно ХХ в., внесли в процесс почитания мощей свои печальные коррективы, ощущающиеся в России сильнее, чем где-либо. Исследования святых мощей, которые с некоторой долей условности можно назвать научными, начались в нашей стране при крайне печальных обстоятельствах (1918–1920 гг.). С этого момента, и вплоть до Великой Отечественной войны в целях антирелигиозной пропаганды мощи русских святых подвергались оскверняющему «освидетельствованию», отторжению от мест почитания и, нередко, уничтожению (например, были кремированы мощи Св. Моисея, архиепископа Новгородского). Необходимо отметить только один позитивный момент: от части этих освидетельствований остались профессиональные описания, помогающие современным исследователям идентифицировать мощи после десятилетий музейного хранения, в результате которого могут возникать сомнения в их подлинности или точности определения.

8. На современном этапе научное изучение святых мощей и останков лиц, для которых зафиксировано местное почитание, должно стать частью комплексных «мощеведческих» исследований. Аспекты этих исследований могут быть теоретическими (богословскими, агиографическими, историческими) и практическими (археологическими – поиски места погребения, обрéтение, антропологическими – идентификация останков и их исследование, позволяющее описать святого таким, каким он был, восстановить его подлинный облик). На этом поприще предполагается плодотворное сотрудничество богословия, истории и источниковедения, археологии и физической антропологии.

9. Для того чтобы составные части липсанологии не функционировали изолированно, необходимо их мощное духовное взаимодействие, которое возможно только в том случае, если их сотрудничество не будет носить секуляризованного характера. Таким образом, путь от антропологии физической к антропологии религиозной не представляется непреодолимо длинным и трудным.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Программа комплексных исследований святых мощей
и останков почитаемых лиц

I. Источниковедческие разработки для определения места погребения (для святых, чьи мощи не обретались и место захоронения которых известно не вполне точно или неизвестно совсем).

II. Археологические работы по обрéтению (для святых, чьи мощи не обретались или вторично сокрыты под спудом – в случаях, когда это необходимо). Обрéтение должно проходить не только по всем церковным канонам, но и в присутствии профессионального археолога (лучше – специалиста по погребальной археологии и истории погребальной культуры), антрополога (специалиста по морфологии черепа и посткраниального скелета), судебного медика, реставратора (специалиста по консервации и реставрации вещей из органических материалов).

  1. Исследование надмогильных конструкций (включая архитектурные сооружения).
  2. Исследование грунта, его механического и химического состава, проверка непотревоженности захоронения.
  3. Исследование внутримогильных конструкций и сооружений.
  4. Консервация, реставрация и исследование сопровождающего инвентаря.

III. Антропологическое и судебно-медицинское исследование мощей:

  1. Составление реестра обнаруженных остеологических единиц.
  2. Описание обретенных останков – комплектность, сохранность, цвет.
  3. Определение пола (подробное обоснование).
  4. Определение биологического возраста (подробное обоснование: шовный возраст, зубной возраст, возрастные изменения каждого из отделов скелета; если необходимо – рентгенографический и гистологический методы)
  5. Исследование черепа (краниометрическая программа, краниоскопическая программа – дискретно-варьирующие признаки, степень развития рельефа, поиск травм и патологий, фотофиксация в нескольких анатомических нормах).
  6. Исследование зубной системы (одонтометрическая программа, одонтоскопическая программа, поиск аномалий и маркеров физиологического стресса, их фотофиксация).
  7. Исследование посткраниального скелета (остеометрическая программа по всем отделам скелета, остеоскопическая программа – дискретно-варьирующие признаки и степень развития рельефа, поиск травм и патологий, их фотофиксация, рентгенографический анализ).
  8. Отбор образцов на микроэлементный анализ – химический состав костной ткани.
  9. Отбор образцов на радиоуглеродное датирование (14С), если это необходимо.
  10. Отбор образцов на молекулярно-генетический анализ, если это необходимо.